+7 (965) 264-08-73 (WhatsApp) @Center_Rojana1 (Телеграм)

  +7 (965) 264-08-66 (справки по курсам)


Актуальное


О Центре


Библиотека


Для специалистов


Отлучение от груди: расстанемся друзьями

 

                                                                                                                                                                            К списку статей

 

Подготовила Ирина Суховей по материалам Центра "Рожана" 2000 г

 

DF_finВ июле прошлого года мы попросили наших читательниц поделиться своим опытом отлучения ребенка от груди и заполнить небольшую анкету. Мы получили чуть более сотни писем, причем десятка полтора – очень подробных (выдержки из некоторых вы увидите сегодня, остальные мы с удовольствием используем в дальнейшем).

 

Вот что показал анализ анкет. Примерно половина опрошенных закончили кормить ребенка еще до года, преимущественно в 8–9 месяцев: дети или сами отказывались от груди, или это было связано с болезнью или длительным отъездом мамы. Другая половина читательниц, приславших нам письма, кормила до полутора, двух, двух с половиной лет (именно это сегодня принято называть длительным, или полноценным, грудным вскармливанием). Соответственно, среди этих мам чуть меньше половины считают, что отлучение ребенка от груди прошло благополучно, у остальных возникали проблемы, чаще всего – из-за переполнения груди молоком и нежелания ребенка прекращать кормиться грудью.

 

Конечно, эти данные никак нельзя считать результатами настоящего исследования, но они выполнили свою роль: дали пищу для споров и размышлений в редакции и заставили нас обратиться за разъяснениями к опытному человеку – Жанне Цареградской, психологу-перинатологу, матери шестерых детей (всех их Жанна кормила грудью до года и более). Итак, письма и комментарии.

 

 

Нет больше молока! 

Старшую дочь я кормила до полутора лет: вновь забеременела и решила отлучать девочку от груди. Возникли трудности. Люба на меня просто нападала. Стоило мне нагнуться или сесть, как она подскакивала ко мне, тянула за кофточку и говорила: «Дай, дай, дай!». Если я ей отказывала, она устраивала истерику. Я уходила от нее в другую комнату. Тогда она понимала, что нет зрителей, и успокаивалась.

 

В это время я пыталась с ней больше заниматься, читать, играть и гулять. Самое лучшее было гулять: на улице я в куртке, а она в коляске или играет с детьми. Перед сном приходилось давать сисю, иначе не засыпала.

 

Через две недели такой жизни я уехала на пару дней на дачу, а дочка осталась с папой. Он ее занимал разными играми, водил в парк, а перед сном они пили кефир из бутылочки и укладывали мишку спать, обнимая его и показывая, как надо закрывать глазки.

  

Через два дня я вернулась. Еще в коридоре Люба протянула ко мне руку и сказала «Дай, дай!», а я ей ответила, что нет больше молока. Она пожала плечами и ушла. Еще 2–3 недели она трогала мою грудь и говорила «Тю-тю», то есть нет молока, и засыпала с кефиром. Кефир перед сном она пила долго, лет до двух с половиной.

                                                                                                                              Наталья Сафонова 

 

В этом случае мама явно поторопилась с отлучением. Во-первых, если не было угрозы для новой беременности, она могла просто улучшить свое питание (чтобы хватало обоим детям) и продолжать кормить свою девочку. (Если это вторая беременность (не третья и не дальнейшая), мама может продолжать кормить грудью. Начиная с третьей беременности все серьезнее. Новая беременность, которая наступила раньше, чем младшему ребенку исполнилось три года, является опасной для организма женщины, который в этом случае не успевает восстановиться.)

 

Во-вторых, неудачно было выбрано время отлучения: именно около полутора лет дети становятся «неуемными», прикладываются очень часто в течение дня, буквально изматывают мам и могут очень болезненно реагировать на отлучение от груди. Через две-три недели они становятся заметно спокойнее, а у матери значительно уменьшается количество молока в связи с наступающей инволюцией молочной железы. Маме стоило дождаться этого момента: и ей, и дочери было бы гораздо легче. А получилось, что это было одностороннее решение мамы, ребенок, похоже, не был к нему готов.

 

И о замене груди бутылкой. Часто можно услышать советы вроде: достать вместо груди из-под рубашки бутылочку с молоком или кефиром и объявить ребенку, что теперь там находятся такие бутылочки. Родители, следующие подобным советам, не понимают, что женское молоко никогда не бывает только едой и что сосание груди в этом возрасте – это в первую очередь акт социальной адаптации, способ общения. Заменяя грудь бутылкой, мы заменяем отношения между человеком и человеком на отношения между человеком и вещью. Представьте, что ваш собеседник вдруг достает из кармана резиновую куклу и предлагает вам продолжать общаться с ней. Как вам это понравится?

 

 

Не отталкивайте ребенка 

Сейчас так много пишут о необходимости отнимать ребенка от груди в определенном возрасте! Каких только аргументов не приводят! Оказывается, малыш, который долго сосет грудь, и менее контактный, и труднее адаптируется в коллективе, и более изнеженный и ранимый!

  

Нужно ли лишать маму и малыша возможности общения, отбирать у них чувство взаимной значимости? Только они вправе решать, когда можно обособиться друг от друга. Одни могут обходиться без маминого молока уже через год с небольшим, а других надо кормить дольше.

 

У меня двое детей. Старшего я кормила до 4,5 лет, а младшего – до 2,5, причем и тот и другой ребенок отказались от груди сами и добровольно! Мы так часто находимся в плену стереотипов, поступая «как положено», «как все», и забываем при этом о самых близких людях – о наших детях!

 

Я не представляю, как можно отказать ребенку в кормлении только потому, что «пора отнимать от груди», несмотря на то, что малыш по-прежнему остро в вас нуждается. Мир, в котором мы живем, и так слишком жесток. Так пусть же у ребенка не пропадает ощущение защищенности, покоя и ласки, которую дарит общение с мамой. Вы нужны ребенку – не отталкивайте его.

 

                                                                                                                              Светлана С.

 

Наверное, кормление старшего можно было бы к 4 годам прекратить, дальше это вряд ли было потребностью, скорее, баловством. Отлучение – взаимный процесс, зависящий как от мамы, так и от ребенка, и если просто ждать, когда ребенок сам откажется, он может кормиться сколь угодно долго. Но решение мамы не обижать ребенка можно только приветствовать. Она не нанесла никому травму.

  

О том, что при неправильном или поспешном отлучении от груди можно травмировать психику ребенка, говорит, в частности, следующий случай из моей практики. Мама решила прекращать лактацию и ушла из дома на два дня. Оказалось, что ребенок не был к этому готов. Внешне он это пережил спокойно: с ним оставались бабушка и тетя, он перед сном поискал маму и улегся спать. Но когда мама вернулась, ребенок, уже давно приученный к горшку, стал писать в постель. Он не плакал и не кричал – его обида проявилась вот таким образом. Спустя несколько месяцев, мама почувствовала, что если бы покормила ребенка еще три месяца, они бы расстались спокойно.

 

 

Если правильно объяснить... 

Я не могла отучить от груди своего сына Костю до 2 лет 3 месяцев, пока он не увидел в детской поликлинике на плакате фотографию женщины, кормящей грудью младенца. Костя долго рассматривал плакат, а потом стал показывать пальцем на ребенка и говорить: «Маленький, маленький!». Я сказала: «Да, это маленький мальчик». Тогда Костя гордо сказал: «А я больсой!». А я ответила ему: «Какой же ты большой? Ты тоже маленький, еще грудь сосешь. Большие грудь не сосут!». В тот же вечер Костя сам отказался от груди.

                                                                                                                               Ирина Омельченко

 

Да, есть дети, которым можно на словах объяснить, что молока больше нет, и они поймут. Обычно это дети, которые к моменту отлучения, примерно к двум годам, уже хорошо говорят сами. С таким ребенком действительно можно поговорить по душам. 

 

В данном случае мама нашла выход, но, похоже, к этому решению она готовилась давно. Это не было, конечно, личным решением ребенка, но он оказался к нему готов.

 

Вот еще один, не совсем обычный способ «объяснения». И здесь тоже отлучение – решение мамы, совпавшее с подходящим возрастом ребенка. 

 

 

И сказка ...

Сыну было год и 10 месяцев, однако отход ко сну был для него немыслим без привычного сосания. Особенно тяжело было во время дневного сна: как только я пыталась встать и заняться своими делами, он просыпался и начинал снова требовать грудь.Я стала думать, как же быть. И придумала... сказку.

 

После очередного дневного сна, в течение которого мне пришлось неотлучно лежать около сына, я объявила ему, что молочко кончилось и сосать больше нечего. В утешение пообещала ему вечером рассказать интересную сказку.

 

И вот вечер настал. Мы улеглись в кровать и я начала свое повествование.

 

Сказка моему сыночку очень понравилась. Он, конечно, немного похныкал из-за того, что не получил привычное «снотворное», но ласковые объятия, поцелуи и ссылки на пример Розового Зайца сделали свое дело и он уснул. Хныканье сопровождало отход ко сну в течение всего трех дней. А вот любовь к сказкам осталась надолго.

                                                                                                                            Марина Мосина

 

 

Тихо, по-домашнему 

Младшего сына я кормила почти до двух лет, причем последние полтора-два месяца количество кормлений снижалось – и без моего участия. Просто он иногда днем спал (и тогда кормился) – а иногда не спал. Моя работа тогда была связана с консультированием по телефону, и вот если я долго разговаривала, он пристраивался у груди, стараясь таким путем заполучить мое внимание.

 

А я как раз в то время начала испытывать странные ощущения: кружилась голова, если я дольше пяти минут кормила сидя, а если кормила лежа, то сразу не могла встать – голова кружилась снова. Я очень исхудала, стала как спичка. 

 

Хуже всего я себя чувствовала, когда кормила сына перед сном. И муж предложил укладывать мальчика без меня. Сыну почти сразу это понравилось: папа приходил, ложился рядом и рассказывал сказку. Так «ушло» вечернее кормление. 

 

А спустя полтора месяца сын вдруг проспал ночное кормление: вообще не просыпался всю ночь. И утром о груди не вспоминал. Я про себя решила: если следующей ночью проснется, попробую не дать. Но и эту ночь он проспал. А на третью ночь проснулся и попросил сисю. «Сиси нет», – ответила я. Он заплакал, и я вслед за ним. Так мы поплакали немного и уснули. С тем наше кормление и закончилось. 

 

Я не помню ощущения потери чего-то важного, о котором говорят многие женщины, но и чувства освобождения, легкости тоже не было. Такое тихое домашнее событие.

 

                                                                                                                            Мария Майорская

 

С одной стороны, не хочется доводить себя до истощения, но, с другой, ощущения, описанные этой мамой, ясно говорят, что настало время отлучения от груди. Такая физиологическая усталость не имеет ничего общего с усталостью психологической. Последняя складывается под действием общественного стереотипа («Ребенку год – хватит кормить!»), усиливается, если мама не понимает поведения подрастающего ребенка, у них нарушен контакт, а окружающие люди настойчиво советуют «заканчивать»: «Ты устала!».

  

В такой ситуации (если мама еще не готова прекратить кормление, но испытывает подобное давление) нужна помощь консультанта по грудному вскармливанию или психолога-перинатолога. Эти специалисты в состоянии оказать маме моральную поддержку, наладить отношения с близкими и научить лучше понимать своего малыша.

 

Еще о последнем письме: у мамы все получилось почти так, как задумано природой. Действительно, у детей после года основной период кормления – это ночь, перед утром. Днем они прикладываются редко или вообще не прикладываются, но присутствуют кормления перед сном – дневным или ночным.

 

В районе двух лет ребенок обычно отказывается от дневного сна и, соответственно, перестает кормиться днем. А потом он начинает настолько крепко спать ночью (это связано с возрастом, с созреванием нервной системы), что перестает сосать.

 

Однако в современных городских условиях нечасто прослеживается такая естественная линия. Поэтому имеет смысл оговорить условия, при которых отлучение от груди может стать наименее травматичным.

 

Важно выбрать подходящее время года (не лето), подходящую фазу Луны (это не должна быть растущая Луна). Дома должны быть все здоровы. Если ребенок болел, должно пройти не меньше трех недель после того, как он выздоровел. Мамина грудь должна быть абсолютно мягкой, без уплотнений.

 

Самый простой способ: маме уйти из дома на два-три дня и явиться в новом качестве. Собственно говоря, так и происходило на Руси. Ведь ребенка никогда не нянчила одна только мать. Неразлучны они были лишь до трех месяцев. Потом он время от времени переходил на руки бабушек, тетушек, старших сестренок. К тому моменту, когда он уже бегал и приходило время отлучаться от груди, он спокойно оставался на попечении старших женщин. Мама видела, что он может без нее обойтись, и могла отлучиться по делу – на работы в городе и т.п. Ребенок не был ущемлен, потому что оставался на попечении людей, которых хорошо знал, да и мама была недалеко – ее можно было позвать в любой момент, если что-то пошло не так.

 

Идиллическая, казалось бы, ситуация – но она вполне возможна и сегодня. Если ребенок в отсутствие мамы окружен достаточной заботой бабушки, папы он обычно не вспоминает о груди. За два-три дня он обучается спокойно спать и не просыпаться ночью. В первую ночь он может проснуться и попросить чего-нибудь попить, а на вторую ночь может уже и не проснуться.

 

Еще один способ: укладывать ребенка спать днем и на ночь без груди. Понятно, что это должен делать кто-то другой, не мать. Днем это несложно устроить: пусть бабушка останется с ребенком, а мама может просто сходить в магазин или пойти на работу.

 

Кстати, кормящим работающим мамам отлучать от груди проще. Малыш привыкает к тому, что мама не постоянно с ним, часто уходит, и когда он «дозревает» до отлучения, легче оставляет грудь.

 

Итак: сначала ребенок обучается укладываться спать без груди днем, потом вечером, а потом в какой-то момент начинает просыпать и подутренние кормления. Как правило, это происходит в течение месяца. При этом он может по-прежнему спать с мамой (отлучение от родительской кровати состоится чуть позже). 

 

 


 

Даже одно прикладывание в день на втором-третьем году жизни – это повышение интеллектуальных способностей ребенка на 10 баллов, считает главный педиатр Санкт-Петербурга Игорь Михайлович Воронцов. 

 


  

Раннее (до полутора лет) отлучение от груди создает риск переполнения и нагрубания молочных желез, поскольку лактация еще не начала естественно угасать. Это может привести к застою молока и маститу. Как только у вас возникли подобные ощущения, немедленно обратитесь к консультанту по грудному вскармливанию. Не занимайтесь самолечением! 

 

Если с момента нагрубания груди прошло несколько дней, вы нуждаетесь уже в медицинской помощи. Обращайтесь только к врачу!